Московская школа современной фотографии СТУДИА

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ | КАРТА САЙТА

+7 (926) 116 28 28
+7 (916) 025 19 25
Елена Езопова

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ДЛЯ МОЛОДЫХ ОДАРЁННЫХ ФОТОГРАФОВ

Для молодых одарённых фотографов от 20 до 27 лет - ОДНО БЕСПЛАТНОЕ МЕСТО В МЕСЯЦ.

#

Московская школа современной фотографии СТУДИА
Виктор Коваленко Дыко Лидия Павловна
Статьи: Как научиться фотокомпозиции.
 
ГЛАВНАЯ - СТАТЬИ Е. АРТЕМОВА - Как научиться фотокомпозиции.
28.09.8112
Как научиться фотокомпозиции.

 

Опубликовано в журнале "Мир техники кино" № 2021-1(15)



 
КАК НАУЧИТЬСЯ ФОТОКОМПОЗИЦИИ.
 
(Нажмите на иллюстрацию для просмотра в большом размере.)
 
Е. А. Артемов, преподаватель фотокомпозиции, член Объединённого комитета художников-графиков  г. Москвы, info-poli@yandex.ru, РФ.
 
   Вершиной преподавания фотокомпозиции является, конечно, ВГИК.
   На кинооператорском факультете ВГИКа давно сложилась прекрасная школа преподавания фотокомпозиции.
   Одним из первых преподавателей фотокомпозиции в тридцатые годы 20 века был Борис Израилевич Волчек, выдающийся кинооператор, соратник М. И. Ромма.
   Первую книгу об изобразительной композиции в кино - «Изобразительное построение фильма: Теория и практика операторского мастерства» (М.: Кинофотоиздат, 1936) - написал первый заведующего кафедрой операторского мастерства Владимир Семёнович Нильсен, замечательный оператор, снявший фильмы «Весёлые ребята», «Цирк», «Волга-Волга». В 1937 года Владимир Нильсен был награждён орденом «Знак почёта», а 20 января 1938 года он был расстрелян.
   Какое-то время фотокомпозицию преподавал Иван Бохонов, переведенный во ВГИК из Киева после ликвидации в 1938 году Киевского киноинститута. Вместе с ним был переведен в Москву и декан кинооператорского факультета Киевского киноинститиута Д. В. Файнштейн, который стал директором ВГИКа.
   Затем фотокомпозицию на кинооператорском факультет преподавал Александр Андреевич Левицкий, оператор еще немых фильмов, один из основоположников отечественной школы операторского искусства. Анатолий Дмитриевич Головня, признанный «старейшина» кинооператорского цеха, называл Александр Андреевич Левицкого своим учителем.
   Сам Анатолий Дмитриевич писал программы и методические пособия по фотокомпозиции, одно из них, «Фотокомпозия для студентов — заочников кинооператорского факультета ВГИКа» стало основой учебника Л. П. Дыко, А. Д. Головня «Фотокомпозиция», издание которого от 1962 году не устарело до наших дней.
   Лидия Павловна Дыко вела во ВГИКе курс фотокомпозиции до своих 82 лет.
   Затем, долгие годы, курс фотокомпозиции вел выпускник ВГИКа, фотограф Юрий Николаевич Транквиллицкий. Юрий Николаевич не смог принять приход цифровых технологий и с громкими заявлениями ушел из ВГИКа.
   В наши дни курс фотокомпозиции во ВГИКе ведут два опытных, и очень разных преподавателя: Наталья Викторовна Свиридова и Николай Константинович Желудев.
   Я в течении шести лет преподавал фотокомпозицию во ВГИКе.
   Два года я был ассистентом у Лидии Павловны Дыко, и она научила меня читать лекции. Затем четыре года я преподавал фотокомпозицию на втором курсе кинооператорского факультета, и научился вести практические занятия в павильоне.
   Я преподаю фотокомпозицию уже 40 лет.
   Я написал первую программу курса «Фотокомпозиция» для фотожурналистов на факультете журналистики МГУ и четыре года вел этот курс. Затем я шесть лет преподавал на кафедре кинофотомастерства Московского института культуры, и написал там программу курса «Фотокомпозиция» для фотохудожников. Я преподавал в Заочном Народном Университете Искусств, откуда вышло все наше наивное народное искусство, в Академии фотографии, и много еще где. Я написал программы, методические и учебные пособий по фотокомпозиции.
   Последние 17 лет я преподаю фотокомпозию в маленькой фотошколе «СтудиА» (f-f-f.ru) вместе с моим однокурсником Евгением Туиновым.
Я постарался создать кусочек ВГИКа для тех, кто во ВГИКе не учился. За год мы обучаем композиции в объеме первого курса ВГИКа по методикам тех лет, когда я учился и преподавал во ВГИКе.
   Вот что пишет выдающийся оператор-документалист, лауреат Ленинской премии, профессор ВГИКа, Сергей Евгеньевич Медынский: «Фотокомпозиция была «специальностью» — предметом, решающим судьбу студента. Бедняга, получивший по композиции «тройку», после экзаменов представал перед завкафедрой Анатолием Дмитриевичем Головней. «Дэточка, — задумчиво говорил ему Головня, — Вы хорошо знаете литературу. Вы любите музыку. Это очень похвально. Вы культурный человек, и поэтому мы зачислили Вас в институт. Но мы, как выяснилось, ошиблись. У Вас по основной дисциплине — «три». А мне не хочется, чтобы в кинематограф приходили равнодушные люди с посредственными успехами по профессиональному предмету…» И «дэточка» исчезал из ВГИКа.»
   Такое значение имеет фотокомпозиция в деле подготовки кинооператора.
   «А что, композиция — это — объективно?» - спросил меня в 80-е годы Евгений Бруно, арт-терапевт, использовавший в своей психотерапевтической практике фотографию. Я не смог ему ответить. Такой вопрос никогда не вставал во ВГИКе. Там было очевидно, что второкурсники снимают лучше, чем первокурсники, на третьем курсе снимают лучше, чем на втором. Значит, нужно учить дисциплины по специальности, которые стоят в учебном плане кафедры кинооператорского мастерства. Из них фотокомпозиция — первая в списке. Фотокомпозиция первая и сейчас в списке дисциплин по специальности на сайте ВГИКа. Смотрите https://vgik.info/teaching/cameraman/list.php?SECTION_ID=291.
   Композиция обобщает тысячелетний опыт изобразительного искусства и более чем столетний опыт — кинематографа. В этом смысле законы, закономерности, приемы и средства композиции объективно существуют. Они успешно работают, помогая художнику выразить свой замысел и донести его до зрителя. Но, с другой стороны, композиция в классическом и актуальном искусстве, основываясь на одном механизме восприятия изображения человеком, демонстрирует совершенно разные результаты использования этих закономерностей. В этом плане композиция — общественная договоренность, правила хорошего тона, которые приняты определенной исторической, культурной и социальной группой людей. Люди всегда определяют, что хорошо, а что — плохо. Сидеть на пляже в смокинге — смешно, а придти в купальнике на официальный прием — неуместно. Так же и композиция, — и всего произведения, и отдельного кадра, в различных видах и жанрах искусства, в различных видах и жанрах кинематографа - всегда будет различной.
   Композиция основана на механизме (не хочется применять слово Законах) визуального восприятия человека. Эти механизмы общие для людей различных культур и рас. Пойдите в Музей искусств народов Востока, посмотрите на живопись Ирана. Люди совершенно другой культуры, которые и пишут справа налево, создали живописные полотна, близкие по композиции произведениям европейского искусства. Иранская живопись, каджарский период. "Свидание".
Иллюстрация 1.
 
 
 
 
    Именно в силу общности законов восприятия изображения, говоря иными словами, законов композиции, язык немого кино был понятен всем зрителям, а фильмы были востребованы на всех континентах.
   «А зачем вообще учиться композиции? Это чисто природная одаренность, и учеба мало поможет в освоении композиции». 
   Верно только отчасти. Есть операторы, которые не учились во ВГИКе. И некоторые из них снимают лучше, чем нерадивые выпускники ВГИКа. Но таких операторов мало. Они долгим трудом на киностудиях научились строить кадр, освоили кинооператорскую профессию. Если Вы не природный гений, то лучше — учиться. Потому, что «Наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни».
   ВГИК ценен, кроме всего прочего, художественным кругозором своих выпускников, их насмотренностью в кинематографе и изобразительном искусстве, начитанностью в литературе, познаниями в музыке.
   «Но художественное образование убивает самобытный талант. Все выпускники творческих ВУЗов причесаны под одну гребенку».
   А вот это утверждение в корне неверно. Подавляющее большинство наших авангардных художников и кинематографистов окончили художественные ВУЗы. Это не помешало им создать новаторские произведения искусства. Самобытные таланты убивает не образование, а арт-рынок. Пример — художник - концептуалист Илья Кабаков, имеющий мировое признание. Он окончил Суриковский институт, по профессии книжный иллюстратор. Когда Илья написал акварели «Душ. (Формы воды)», он подчеркивал: «Это мое, вышедшее из меня». Иллюстрация 2.
 
 
    Но продажи на миллионы долларов он сделал на совсем других картинах, например, «Жук». Иллюстрация 3.
 
 
 
 
   Эта картина — произведение не столько Ильи, сколько его новой жены Эмилии, опытного западного арт-дилера и галерейщика. К сожалению, «Формы воды» рынок не принял, и своя, глубинная тема, умерла в творчестве Ильи Кабакова.
   Художественное образование - МАРХИ - не помешало Семену Файбисовичу, андеграудному художнику — фотореалисту добиться мировой известности. Художественное образование не помешало, а наоборот, помогло, многим — многим другим художникам.
   Поэтому лучше учиться, а не постигать азы композиции самостоятельно, методом проб и ошибок, набивая дополнительные синяки и шишки на нелегком поприще кинематографиста и художника.
   Методики преподавания композиции сложились много веков назад. Самое эффективное преподавание композиции — совместная работа учителя, Мастера, и ученика, студента, над учебными работами ученика и над художественными произведениями Мастера. Именно поэтому ВГИК пришел к системе мастерских, возглавляемых выдающимися режиссерами, кинооператорами, сценаристами, большими Мастерами своей профессии. В наше время (70-е годы двадцатого века) мастера приходили к нам, студентам, в съемочные павильоны, брали нас, своих учеников, на съемки своих фильмов, приглашали к себе домой, поили чаем и учили, учили, учили мастерству.
   А что, лекции — не нужны? Нужны, но их роль — вторична по отношению к практическим занятиям. Рассказать — не значит научить. Для успешной работы мы вырабатываем в самих себе, и в наших учениках, художественный вкус. Он вырабатывается, прежде всего, в предметной деятельности, как учит нас педагогика. То есть, в выполнении учебных работ. И, конечно, в заинтересованном разглядывании картин, просмотре и анализе кинофильмов, фотографий, любых иных произведений изобразительного искусства — марок, плакатов, икон, этикеток. Он вырабатывается при чтении хорошей литературы. Качественная музыка, по моим наблюдениям, так же способствует успехам в композиции у своих поклонников.
   С самого начала хотелось бы подчеркнуть, что снимки, созданные учащимися в процессе изучения фотокомпозиции не являются завершенными художественными произведениями. Это всего лишь учебные этюды, которые мало пригодны для демонстрации на выставках. Посмотрите учебные рисунки студентов старой, дореволюционной, Российской Академии Художеств на первом этаже галереи Зураба Церетели. В этих залах совершенно нет зрителей! Учебные работы студентов — еще не романы, это лишь прописи! Иллюстрация 4. Академический рисунок.
 
 

   Точно так же меломанам скучно слушать гаммы, которые бесконечно повторяют молодые музыканты.
   Наши учебные снимки — это наши гаммы, а не оперы или оратории. Они интересны только педагогам и самим ученикам. Их цель — научить будущего, повторяю, будущего художника основам мастерства, а не покорить зрителя полетом мысли и красотой высказывания. Учебные работы вообще не предполагают зрительской аудитории!
   Очень важно, что бы каждое учебное задание было четко сформулировано, и учебная работа должна этому заданию полностью соответствовать. Если в сценарии написано дневной свет, свет должен быть в учебной работе безусловно, убедительно дневным. Ночной эффект - безусловно, убедительно ночным. Солнечный день должен быть солнечным, пасмурный день — пасмурным. Нельзя снимать и ставить свет приблизительно. Учебное задание должно быть выполнено точно. Только тогда приобретенные знания и навыки будут полезны для дальнейшей кинооператорской работы.
   Не должно быть учебных снимков, в которых «что-то есть». В них должно быть полное и безусловное выполнение учебного задания.
   Если учебное задание не удалось выполнить с первого раза, нужно переснять его еще раз. Не получилось — снять еще раз и еще раз.
   Так учиться трудно, и не всем по силам. Именно тех, кто не мог или не хотел выполнить учебные задания по фотокомпозиции, Анатолий Дмитриевич Головня, под началом которого я начинал преподавать, отчислял из ВГИКа.
   Преподавать так — тоже очень трудно. За четыре года преподавания на факультете журналистики МГУ я поставил всего восемь зачетов. По нашим, ВГИКовским меркам, студенты журфака снимать не умели и научиться не старались. В результате я вынужден был из МГУ уйти. Заведующий кафедрой газетного дела, где готовили фотожурналистов, тогда была Э. А. Лазаревич, умная и заинтересованная женщина.
   В Институте культуры, на кафедре кинофотомастерства, ее заведующий, наш ВГИКовец, сценарист Ю. А. Белоусов говорил мне: «Что ты с ними возишься! Выставь всем тройки, и пусть живут, как хотят!» Как отличается этот подход от позиции А. Д. Головни! Увидев учебную фотографию, которая ему не понравилась, Анатолий Дмитриевич сурово заявлял: «Мы на кафедре посмотрим, как Вы с Лидией Павловной преподаете предмет!»
   Дорогие студенты! Если не выполнять каждое учебное задание максимально качественно, учеба станет для Вас пустой тратой сил и времени.
   Все ли могут научиться фотокомпозиции? Основам — все, но добиться выдающихся результатов могут только люди, имеющие природную предрасположенность к изобразительному творчеству. Изобразительному — потому, что «Кинооператорское искусство есть кино изобразительное искусство» - А. Д. Головня. На кинооператорском факультете аксиома, что кинооператор — это не массовая профессия. «Кинооператор — это штучный товар» - говорят во ВГИКе.
   В чем объективно проявляется предрасположенность к изобразительной деятельности? Внешне она проявляется в хороших фотографиях ученика, а основа ее — особое строение головного мозга.
   В восьмидесятые годы прошлого века, в Московском институте культуры, я принимал студентов в свою фотомастерскую. Конечно, я принимал их на основе вступительных фоторабот. Но опыт абитуриентов был разный. Кто-то только начал фотографировать, а кто-то пришел с большим фотографическим стажем.
   Как отобрать наиболее перспективных?
   С этим вопросом я пришел в институт морфологии мозга Академии наук СССР.
   Смотри, сказали мне. Все — просто. За зрительное восприятие у человека отвечают затылочные доли головного мозга. Там в норме — шесть слоев. А вот срезы этих разделов мозга выдающегося поэта и художника Владимира Маяковского. У него каждый слой разделен еще на два подслоя! То есть его система обработки изображений вдвое более развита, чем у обычных людей.
   А вот мозг академика Ландау. У него развиты логические разделы. Но посмотри на затылочные доли! В них нет подслоев, и сами слои различить невозможно! Художником Ландау не мог стать по определению.
   «Это и так, и не так» - сказала мне известный куратор Ирина Чмырева, когда я рассказал ей об этом опыте.
   Я не стал спорить. Если создавать фотографии типа «Генно модифицированная картофелина» ирландца Кевина Эбоша, то затылочные доли не нужны. Там все - сухая логика, сроки сдачи работы не определены, композиция лапидарна, а результат — чистой воды плакат. Иллюстрация 5.
 
 
 
   Но оператор на съемочной площадке должен выдавать определенный метраж каждую смену. Должен мгновенно принимать композиционные, световые и производственные решения, в условиях часто неблагоприятных, постоянно меняющихся обстоятельств. Без развитых затылочных долей кинооператору - не обойтись.
   Развитие тех или иных отделов мозга можно увидеть теперь при исследовании МРТ, а ранее их легко определяли по шишкам Галя. Но, увы, некоторые кураторы до сих пор считают, что каждая кухарка может управлять государством!
   Предрасположенность к изобразительной деятельности видна на первом курсе ВГИКа. Те, кто не может качественно и в срок выполнить учебные задания, скорее всего, не имеют развитых затылочных долей мозга. А. Д. Головня гуманно помогал этим студентам определиться со своим призванием в жизни. Конечно, хотелось бы определится с этим до зачисления, что бы люди с неразвитым мозгом не отнимали места у природно одаренных абитуриентов.
   Когда в 1971 году я учился на первом курсе кинооператорского факультета, наш преподаватель композиции Лидия Павловна Дыко каждый день приходила в фотопавильон на практические занятия, и сама показывала, как надо ставить свет. Мы снимали свой учебный этюд фотокамерой 9 на 12 см на плоскую пленку, спускались в фотолабораторию, в подвал старого учебного корпуса, проявляли пленку, и с мокрым негативом — одним! - поднимались в павильон к Лидии Павловне. Снимок обсуждался и разбирался сразу, свет и композиция нарушены не были, мы вносили коррективы, делали новый снимок, вновь проявляли его и вновь шли за консультацией к Лидии Павловне. И так — несколько раз, до тех пор, пока наш учебный этюд, по мнению педагога, не начинал соответствовать требованиям ВГИКа.
   Такова традиция преподавания фотокомпозиции во ВГИКе!
   Сергей Евгеньевич Медынский вспоминает: «В фотопавильоне, словно бог и царь, сидит Александр Андреевич Левицкий, наш мастер по курсу фотокомпозиции, про которого в Кинословаре можно прочитать: «Основоположник отечественной школы операторского искусства». Левицкий учил нас строить кадр, выявлять светом фигуры, пространство, подчёркивать фактуру вещей. Наши случайные, приобретённые ещё довгиковским опытом знания законов композиции, вкус, умение мыслить — всё это совершенствовалось, увязывалось воедино, становилось не суммой отрывочных сведений, а системой. Фактически в фотопавильоне, где властвовал Левицкий, начиналось формирование кинооператоров.»
   Заметьте, в фотопавильоне, а не на лекциях по теории фотокомпозиции!

   Давайте подведем итог.
   - Фотокомпозиции надо учиться.
   - Наилучшим способом изучения фотокомпозиции является совместная работа ученика и учителя над учебными фотографиями ученика. Или, еще лучше, — над произведениями учителя.
   - Задания учителя должны быть максимально конкретными. Нельзя посылать ученика туда — не знаю, куда, что бы он принес то, не знаю что.
   - Задания учителя должны выполняться максимально точно и качественно. Если не получилось с первого раза, надо переснимать фотографию до тех пор, пока результат не устроит учителя полностью.
   - Если Вам не нравятся задания, или сам учитель — ищите другого учителя.
   - Теория композиции, разговоры о сечениях, пропорциях, золотых спиралях, движении глаза при рассматривании изображения, отличиях перспективы, которую создает фотообъектив, от перспективы, которую видит человек двумя глазами, и другие интересные разговоры мало помогают фотографу и кинооператору в его практической работе.

   Если у меня хватит сил, а наш журнал будет заинтересован в таких публикациях, я постараюсь тема за темой, изложить курс фотокомпозиции на основе моего сорокалетнего опыта преподавания этого предмета. Предмета № 1 в учебном плане кинооператорского факультета ВГИКа.

подготовительные курсы во ВГИК

ПОДГОТОВКА НА КИНООПЕРАТОРСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ВГИК

Для одаренной молодежи мы предлагаем курсы подготовки к поступлению на кинооператорский факультет ВГИКа.

Наш преподаватель Артемов Евгений Александрович закончил ВГИК и защитил диплом «Кинооператор – журналист». Е. А. Артемов шесть лет преподавал композицию на кинооператорском факультете ВГИКа. Туинов Евгений Вячеславович закончил ВГИК и защитил диплом «Кинооператор фильма». Он преподавал кинооператорское мастерство в ЛИКИ.

#

Фотошкола